Смерть Александра I в Таганроге. Литография 1825–1826 годов

Можно смело утверждать, что вся последующая жизнь Александра I, его физические немощи, неврозы и психозы, его личное одиночество – кара за двойное тягчайшее преступление: отцецареубийство. Князь Николай Михайлович справедливо заметил, что соучастие в убийстве отца испортило Александру Павловичу «всю последующую жизнь на земле». Адам Чарторыйский привел в «Записках» фразу, которую слышал из уст своего «интимного друга» - Александра I при попытке убедить того предать забвению мартовскую историю 1801 года. «Нет, всё, что Вы говорите, для меня невозможно, ибо я должен страдать, ибо ничто не в силах уврачевать мои душевные муки». Он беспрестанно «страдал», а вместе с ним мучилась и вся Россия. И так продолжалось почти четверть века!

Преемник Павла I на Престоле Государства Российского постоянно ощущал свою вину за злодеяние, учиненное 11 марта 1801 года. Александр I не мог избавиться от угрызений совести всю свою жизнь. Потому после его смерти пошли гулять по свету легендарные сказания о загадочном старце «Фёдоре Кузьмиче», в образе которого некоторым чудился «замаливающий грехи» и «ушедший в опрощение» Император Александр Павлович. Однако не существует ни малейших серьёзных оснований видеть в этом мифе хоть какие-то признаки подлинного хода событий.

В последние годы жизни Александр Павлович не раз сетовал на свою судьбу, совершал паломничества по святым обителям, часами молился. Когда же узнал, что среди офицеров гвардии зреет новый заговор, то произнес сакраментальное: «Не мне карать», - и своей бездеятельностью фактически проложил дорогу к мятежу на Сенатской площади в декабре 1825 года1. Заговор, тогда переросший в публичное вооруженное выступление, направлен был уже не против отдельного владетельного лица, но - против всей Династии.

На пышных коронационных торжествах Александра I в Москве в сентябре 1801 года, присутствовал весь цвет русского общества, как и те, которые являлись только «залётными птицами» этого мира. Одной из них была таинственная мадам Каролина де Боней, появившаяся в Петербурге в мае 1800 года. Происхождение её было туманно, - некоторые утверждали, что она - дочь парижского мусорщика, хотя имела манеры вполне светские.

Мадам была умна, образована и остроумна, а такие качества открывали двери аристократических дворцов. Как приятельницу мадам Шевалье, её начали принимали в «лучших домах» Петербурга. Заезжая парижская гастролёрша быстро добилась в столице Империи «блестящей партии», сделавшись любовницей всесильного в тот период графа Ф.В. Ростопчина. Истинная же роль её в петербургском свете до сего дня не ясна. Известно только, что её удостоил приёма Император Павел, хотя многие уверенно говорили, что она - шпионка Наполеона.

В данном случае всё эти подробности не имеют существенного значения; важно совсем другое. После коронации Александра I, очевидцем которой указанная особа являлась, она написала своему «другу» министру полиции Наполеона Жозефу Фуше (1759-1820) слова, навсегда ставшие исторической эпитафией Императора Александра I: «Я видела его выходящим из Кремля. Впереди шагали убийцы его деда, рядом с ним – убийцы отца, а позади его - собственные убийцы!».

Мадам ошиблась только в одном: «убийцы Александра», которых олицетворяли будущие декабристы, тогда в большинстве своем ещё были слишком юными, в процессии не шествовали. Правда, там занимали места отцы некоторых из них. Повзрослевшие дети своих отцов начали вынашивать план нового цареубийства, который создавался по лекалам Палена-Беннигсена. Намечалось же выступление на 12 марта 1826 года – двадцатипятилетие вступления на Престол Александра «Благословенного»2. Проведение было милостиво, избавив Царя и Россию от нового страшного злодеяния. Император Александр Павлович мирно почил в Таганроге 19 ноября 1825 года.


1 О заговоре сообщил 1 мая 1821 года командир Отдельного гвардейского корпуса князь И.В. Васильчиков (1776-1847), а начальник штаба Отдельного гвардейского корпуса А.Х Бенкендорф (1783-1844) составил специальную «Записку» о заговоре, с перечислением имен всех заговорщиков. Эта записка преспокойно хранилась в письменном столе Императора Александра до самой его кончины.

2 Интересная тема о преемственности в дворянских семьях традиции цареубийства применительно к декабристам совершенно не разработана. Даже поверхностное ознакомление с именами участников мятежа 1825 года сразу же обнаруживает прямую родовую связь с кругом цареубийц марта 1801 года. И там, и там фигурируют представители одних и тех же дворянских кланов: князей Белосельских-Белозерских, Волконских, Вяземских, Гагариных, Долгоруких, графов Зубовых и Толстых, Бибиковых, Мордвиновых, Полторацких и других. В некоторых случаях обнаруживаются самые тесные фамильные узы между поколениями. Так, сыновья активных участников заговора 1801 года Л.И. Депрерадовича и Я.Ф. Скарятина имели отношение и к событиям декабря 1825 года…

 Николай II (серия ЖЗЛ)
 Николай II
 Последний Царь (серия Царский Дом)
 Император Николай II
Николай II

Книга, которая включена в перечень «100 книг», рекомендуемый школьникам к самостоятельному прочтению.

Александр III

"...Эта книга о русском человеке, его мыслях, чувствах, представлениях. Он любил Родину, как свою мать, искренней сыновней любовью всю жизнь. Он всю свою жизнь служил этой Родине. В этом смысле эта книга очень познавательна" - Александр Боханов (ИАС Русская народная линия, 22 января 2013 года).