Распутин - клеймо и проклятье последних венценосцев, но одновременно их радость и надежда. В феерической, просто немыслимой истории жизни и судьбы сибирского крестьянина, сумевшего подняться на неимоверную высоту, всегда искали роковую тайну, способную поразить воображение. И ее, как часто казалось, находили. И в алькове ("сексуальный маньяк, подчинивший своему влиянию неудовлетворенных столичных матрон"), и в особенности психики последней Царицы ("истеричка, легко поддающаяся гипнотическому воздействию"), и в наличии разветвленного иностранного заговора ("распутинская шайка врагов России окружила трон") и т.д. Кем же он был ?

Родился Григорий в слободе Покровской, Тюменского уезда Тобольской губернии в семье крестьянина среднего достатка Ефима Яковлевича Распутина в 1869 г. Фамилию этого "царева друга" часто выводят из разнузданного образа жизни его носителя. Однако эти утверждения не являются исторически обоснованными. Фамилия Распутин была широко распространена в Сибири и на русском Севере и встречается в летописях уже в первой половине XVII в. Сам "Гришка-чародей", решив поменять в конце 1906 г. свое именование, объяснял это желание в письме Царю следующим образом: "Проживая в селе Покровском я ношу фамилию Распутин в то время,как и многие другие односельчане носят ту же фамилию, отчего могут возникнуть всевозможные недоразумения. Припадаю к стопам Вашего Императорского Величества и прошу: дабы повелено было мне и моему потомству именоваться по фамилии "Распутин Новый". Разрешение ему было дано. Г.Е.Распутин ни в каком учебном заведении не обучался и с трудом ставил подпись-каракуль. Со временем ему удалось научиться выводить слова, но техникой письма в полном смысле этого слова он так и не овладел.

В молодости Григорий был малый шалый, любил выпить, участвовал в драках, несколько раз уличался в кражах. Помнившие его в те годы люди отмечали экспансивный, буйно-разгульный характер натуры, не знавшей удержу ни в работе, ни в гульбе. В начале 90-х годов XIX в. этот "пьяница и бабник" женился на тихой девушке Просковии, от брака с которой имел двух дочерей, Марию (Матрену) и Варвару, и сына Дмитрия. Перелом в жизни произошел во время его посещения Верхотурского монастыря Пермской губернии. Первый раз он отправился туда вместо своего отца, давшего обед совершать в обитель ежегодное паломничество, но заболевшего. Это путешествие на богомолье способствовало перерождению Григория, и очевидцы отмечали эту разительную перемену. "Спустя несколько недель после ухода Распутина в Верхотурье, я со своей Матерью поехал в Тюмень,- свидетельствовал односельчанин,- и дорогой встретил возвращавшегося из Верхотурья Распутина, причем на этот раз он мне показался человеком ненормальным. Возвращался тогда он домой без шапки, с распущенными волосами и дорогой все время что-то пел и размахивал руками". Удивлялись и другие. "На меня в то время Распутин произвел впечатление человека ненормального: стоя в церкви, он дико осматривался по сторонам, очень часто начинал петь неистовым голосом",- констатировал удалось позднее установить, что еще один житель Покровского. Распутин бросил пить, курить, есть мясо, стал истязать себя жесточайшими постами, часами иступленно молился. Затем начались его паломничества по святым местам. За свою жизнь он посетил множество обителей в России, бывал на Афоне и в Иерусалиме. Вокруг него в Покровском сложился небольшой кружок единомышленников из числа друзей и родственников. Под своим домом он вырыл моленную, где они собирались, читали молитвы, пели псалмы и религиозные песни. К моменту появления его в Петербурге он уже хорошо знал священное писание и мог часами вести богоугодные беседы на религиозные темы. Распутина отличали огромная сила воли, природный ум, крестьянская сметка. Этому человеку была присуща и удивительная интуиция. Все это вместе создавало образ сильный и цельный, производивший большое впечатление на людей слабых, рефлексирующих, находившихся в состоянии глубоких колебаний и сомнений, на тех, кто оказался в жизненном тупике и не имел сил самостоятельно решить свои проблемы. Прирожденные качества плюс пиететная, а затем скандальная молва довершили демонический образ. В начале XX в. слух о появлении необыкновенного "старца", провидца и предсказателя широко распространился за пределами Тюменского уезда.

Старчество имело в России давнюю традицию. Оно являлось одним из важнейших элементов православного христианства, утвердившегося на огромных просторах Европейской равнины, на Украине, на Урале и в Сибири. Старец не был ни священником, ни монахом, но пользовался высочайшим моральным авторитетом, так как считалось, что он опытом своей жизни постиг бесценные христианские добродетели. Поиск высшей правды, стремление к абсолютной истине и Божественному свету были характерны для многих в России, вне зависимости от того, жили они в каменных палатах или в бедных хижинах. Эта тяга была тем магическим кристаллом, через который смотрели на окружающее. Правильно же увидеть себя и мир, научиться истинному богоугодному "жизнетворчеству" могли помочь те, кто был "Божественной свечой на земле" - старцы. Так мыслила последняя Царица, так понимали высший смысл бытия и многие другие.

О сути старчества прекрасно написал Федор Достоевский в романе "Братья Карамазовы". "Старец - это берущий вашу душу, вашу волю в свою душу и в свою волю. Избрав старца, вы от своей воли отрешаетесь и отдаете ее ему в полное послушание, с полным самоотрешением. Этот искус, эту страшную школу жизни обрекающий себя принимает добровольно в надежде после долгого искуса победить себя, овладеть собою до того, чтобы мог, наконец, достичь, через послушание всей жизни, уже совершенной свободы, то есть свободы от самого себя, избегнуть участи тех, которые всю жизнь бродили, а себя не нашли". Понять удивительный феномен Распутина можно лишь в контексте исторически сложившихся в России народных представлений о праведной жизни.

Впервые в Петербург Распутин приехал очевидно в 1903 г., успев к тому времени "покорить сердце" казанского епископа Хрисанфа, рекомендовавшего его ректору Петербургской духовной академии епископу Сергию. Тот, в свою очередь, представил Распутина профессору, иеромонаху Вениамину и инспектору академии (затем ректору), архимадриту Феофану. В кругах церковных иерархов и учеников академии Распутин вращался довольно долго, прошел здесь "свои университеты" и, обладая живым, цепким умом и прекрасной памятью, многое почерпнул от общения с ними. "Старец Григорий" произвел сильное впечатление и на известного в начале века проповедника, благочестивого пастыря, имевшего огромный моральный авторитет в России -отца Иоанна Кронштадского, благословившего его.

Духовник великого князя Петра Николаевича и его жены, великой княгини Милицы Николаевны, отец Феофан ввел "сибирского старца" в великокняжеские покои. Отсюда был всего лишь один шаг до царских чертогов. Роковая встреча должна была состояться и она в конце концов состоялась. Это произошло 1(14) ноября 1905 г. в Петергофе. В дневнике Николая записано:"Пили чай с Милицей и Станой. Познакомились с человеком Божиим - Григорием из Тобольской губернии". Царь и Царица находились в подавленном состоянии духа. Общее положение дел в стране было для них безрадостным. Несмотря на Манифест 17 октября, провозгласивший политические свободы, умиротворение не наступило. Отовсюду шли сигналы о беспорядках и насилиях. В такой мрачной атмосфере и появился тот, кто утешил их беседой, предсказав благоприятное и скорое завершение смут и волнений. Никаких потрясений от первого общения Царь не испытал; беседы с "Божьими людьми" были для него обычным делом, и некоторые встречи глубоко западали в душу. Он, например, навсегда запомнил пророчества юродивой Паши из Саровской пустыни (обители), предсказавшей ему при встрече в 1903 г. и войну с Японией и, и убийство дяди Сергея.

До конца 1907 г. встречи императорской четы со "старцем Григорием" были случайными и довольно редкими. Между тем, слава сибирского молитвенника и предсказателя постепенно в Петербурге росла. Даже П.А.Столыпин, человек, далекий от мистических настроений, летом 1906 г. приглашал его помолиться у постели его дочери, тяжело раненной террористами при покушении на отца. Однако до широкой известности Григория, той, можно сказать, шумной популярности, окружавшей его в последние годы монархии, еще было очень далеко. В свете же он мало по-малу становился экзотической фигурой, которой стали "угощать" гостей в некоторых богатых домах.

По мере роста известности достоянием общественности становился целый шлейф скандальных слухов, тянувшихся за Распутиным из Сибири. Чад "леденящих кровь историй" о невероятных эротических похождениях его и о немыслимых оргиях пьянил воображение образованных мещан. Установить, где правда и начинается вымысел в таких рассказах чрезвычайно трудно. Некоторые из них были публично оглашены самим "Гришкой-эротоманом", который, по мере усиления своего влияния и известности, любил пооткровенничать о невероятных приключениях. Много шуму наделал, например, такой рассказ, опубликованный в петербургскихгазетах и поданый в форме доверительного признания:"Будучи в Сибири, у меня было много поклонниц и среди этих поклонниц есть дамы, очень близкие ко двору. Они приехали ко мне в Сибирь и хотели приблизиться к Богу... Приблизиться к Богу можно только самоунижением. И вот я тогда повел всех великосветских дам - в бриллиантах и дорогих платьях,- повел их всех в баню (их было 7 женщин), всех раздел и заставил меня мыть". На обывателя подобные красочные рассказы производили огромное впечатление. Зрелище светских дам в "бриллиантах и дорогих платьях", моющих в боне крестьянского мужика,- это видение настолько сильно подействовало на публику, что навсегда осталось в околораспутинской мифологии.

С конца 1907 г. можно вести отсчет систематических встреч Г.Е.Распутина с царской семьей. Местом их чаще всего служил небольшой каменный дом, в котором поселилась А.А.Вырубова в Царском Селе, на Церковной улице № 2. Этот "Анин домик", которому суждено было стать своего рода "папертью власти", находился в полуверсте от Александровского дворца и, минуя придворные условности, во время прогулок императорская чета в неофициальной обстановке могла видеть человека, "объясняющего жизнь".

Вскоре в этих посиделках-собеседованиях стали принимать участие и царские дети: сначала старшие (Ольга и Татьяна), а затем и все остальные. Царь и Царица принимали его и в своих покоях, правда, такие встречи бывали довольно редкими, и проходили они под покровом тайны. Затем, после серии скандальных историй, они почти совсем прекратились. Очень скоро "сибирский старец" стал своим и для детей Николая и Александры, воспитанных в духе глубокой религиозности, беспредельно всегда уважавших и ценивших все то, что было дорого родителям. 25 июня 1909 г. Ольга Николаевна писала отцу из Петергофа:"Мой милый дорогой Папа. Сегодня чудесная погода , очень тепло. Маленькие (Анастасия и Алексей. - А.Б.) бегают босиком. Сегодня вечером у нас будет Григорий. Мы все чудесно радуемся его еще раз увидеть...".

Под воздействием каких чар находился самодержец? Неужели только хорошее знание священного писания, о котором говорили, могло так покорить сердце Царя? Конечно же, нет! Знатоков священных текстов было много. Хватало и предсказателей. Распутин появился в числе многих, а остался единственным не только по этим причинам, которые имели свое влияние, но не были определяющими. Как заметила А.А.Вырубова, Царь и Царица "верили ему как отцу Иоанну Кронштадскому, страшно ему верили; и когда у них горе было, когда, например, наследник был болен, обращались к нему с просьбою помолиться". "Роковой цепью", связавшей, как оказалось навсегда, семью последнего монарха и пресловутого старца, была болезнь цесаревича Алексея. В конце 1907 г. Г.Е.Распутин первый раз оказался рядом с заболевшим наследником, сотворил молитву и положение малыша улучшилось. О том, что вмешательство Г.Е.Распутина неоднократно изменяло в лучшую сторону течение болезни наследника, можно говорить со всей определенностью.

При всей неприглядности разнообразных слухов и сплетен, окружавших Распутина, императрица видела его лишь с одной стороны. Перед ее глазами был правоверный христианин с молитвой на устах, ничего для себя не желавший, а всегда печалившийся только о судьбе простых людей и просивший за униженных и оскорбленных. За несколько лет душевной близости и "неформальных отношений" царский друг ничего у монархов для себя не попросил. Императрица была очень щепетильна в таких вопросах и всегда болезненно реагировала на попытки приближенных добиться определенных льгот или материальных выгод. Ладанки, иконки,пояски, вышитые рубашки и платки, подобные мелочи и изделия семейного рукоделия - это все, чем Григория баловали в царской семье. Он, в свою очередь, посылал высочайшей последовательнице освященные куличи, пасхальные яйца, иконки, но главное, чему она всегда искренне радовалась, напутствия и пожелания или даваемые лично, или отправляемые по телеграфу. Царица на себе испытала удивительные целительные способности Григория. Он неоднократно избавлял ее от мигреней, снимал сердечные спазмы.

Распутин играл в жизни Александры Федоровны роль наставника-утешителя. Она была убеждена, что это истинный посланец Господа, человек-талисман, заступничество которого перед Всевышним дает надежду на будущее. Императрица Александра многих старцев, предсказателей, ясновидящих и магов видела, но считала, что у нее с Ники было толь два настоящих друга: месье Филипп и Григорий. Первый помог появлению наследника, а второй стал защитником и охранителем благополучия венценосцев.

В июне 1915 г. Александра Федоровна писала мужу:"Слушайся нашего Друга: верь ему, его сердцу дороги интересы России и твои. Бог не даром нам его послал, только мы должны обращать больше внимания на его слова - они не говорятся на ветер. Как важно для нас иметь не только его молитвы, но и советы". Она была убеждена, что "та страна, государь которой направляется Божиим Человеком, не может погибнуть".

Многократно разочаровываясь в людях, узнав на своем веку всю ложь и коварство людской молвы, она с каким-то сладострастным пренебрежением относилась к разговорам о недостойном поведении ее кумира, о скандальных историях, в которых фигурировало это имя.

По ее представлениям, ложь и клевета неизбежно сопровождают путь праведников на земле: "испорченность мира все возрастает,- заключила Александра Федоровна в апреле 1916 г.,- Во время вечернего евангелия я много думала о нашем Друге, как книжники и фарисеи преследовали Христа, утверждая, что на их стороне истина. Действительно, пророк никогда не бывает признан в своем отечестве... Он живет для своего государя и России и выносит все поношения ради нас".

Общение с царями пьянило крестьянскую натуру. Распутин стал мнить себя всемогущим, любил произвести впечатление рассказами о своем влиянии, и эти его застольные повествования (а во многих случаях россказни) передавались из уст в уста и принимались за правду безоговорочно. Общественное мнение, осуждая императрицу за ее веру в этого человека тоже в известном отношении стало жертвой распутинских воздействий, безропотно принимая слово за дело. Однако очевидно и то, что в делах Григория Распутина было достаточно пренебрежения к традициям и государственной власти, и царской семьи. В этих вопросах врядли он действительно сколько-нибудь серьезно разбирался. В тоже время прекрасно понимал, что его необразованность ("неотесанность") и грубые манеры не мешали ему быть популярным и оставаться "царевым другом". "Меня не будет - царей не будет, России не будет", - в это мрачное распутинское пророчество уверовала Царица, и он об этом знал. Все остальное рядом с этим жизненным предначертанием становилось несущественным.

Общение с "дорогим Григорием" давало успокоение душе, то, чего так не хватало последнему самодержцу в повседневной жизни. В минуту откровенности Царь заметил генерал-адъютанту В.А.Дедюлину, что Распутин - "хороший , простой, религиозный русский человек. В минуту сомнений и душевной тревоги я люблю с ним беседовать и после такой беседы мне всегда на душе делается легко и спокойно". Подобные заявления не могли остаться незамеченными. "Боже мой! До чего мы дожили! Что творится в России!?". "Образованное общество" начинало роптать. Чиновно-дворянский мир стал ужасаться.

Шум и скандал привлек внимание и вдовствующей императрицы. Всю жизнь Мария Федоровна помнила пророчество, слышанное ею еще в давние времена, тогда, когда она, молодая жена наследника русского престола, ждала своего первенца - будущего сына Николая. Рассказывали, что старушка-ясновидящая ей предсказала:"Будет сын твой царить, все будет на гору взбираться, чтобы богатство и большую честь заиметь. Только на самую гору не взберется - от руки мужика падет". Имя Распутина и его роль вызывали у вдовствующей императрицы тяжелые предчуствия.

Царь и Царица имели к этому времени уже свой взгляд на Распутина и не желали уступать давлению родни и общества в вопросе о выдворении "дорогого Григория" из Петербурга, на чем настаивал еще П.А.Столыпин. Помимо прочих соображений, Николай, в силу особенностей своей натуры, не мог принять решение, которое ему навязывалось. В таких случаях он проявлял поразительную неуступчивость. Отказ прогнать, как говорилось в свете, "исчадие ада" от подножия трона он объяснил министру двора В.Б.Фредериксу:"Сегодня требуют выезда Распутина, а завтра не понравится кто-либо другой и потребуют, чтобы и он уехал", а высказывавшему возмущение дворцовому коменданту В.Н.Воейкову (зятю министра императорского двора) сказал, как отрезал: "Мы можем принимать кого хотим". Желание Николая Александровича и Александры Федоровны принимать в своей семье, кого они хотят, вполне можно понять. Но они не были частными лицами; императорская чета не имела права пренебрегать общепринятым.

Обосновавшись в столице империи, превратившись в центр интереса и восхищения для "господ", Распутин не подлаживался под существующие стандарты жизни и принятые "у них" нормы отношений. Он несомненно знал, что своеобразный облик, грубые манеры, необычный стиль поведения и разговора - все это то,что во многом и делает его притягательным для этих, погрязших в роскоши и комфорте, людей. Постепенно распутинская специфика стала приобретать явно нарочитый характер. Не изменял он в Петербурге и многим своим бытовым привычкам. По словам близко с ним общавшегося С.П.Белецкого,"Распутин никогда не ел ни белого, ни черного мяса и не любил, если при нем курили, ел всегда мало, редко прибегал к ножу и вилке, из вин любил модеру и иногда красное; минеральных отрезвляющих вод не пил, а заменял их для отрезвления или простой водой или простым квасом, который любил".

Любой рассказ о Григории Распутине непременно требует выяснения двух взаимосвязанных вещей: сути его проповедей и состава распутинского кружка, о магическо-тлетворном влиянии которого много говорили. Сущностный смысл распутинских пророческих построений вращался в той или иной степени вокруг таких важных религиозно-нравственных категорий как любовь и смирение. В первом случае речь шла о том, что только человек, сердце которого наполнено любовью к ближнему, и является истинным христианином.

Сохранилась тетрадь изречений этого старца, составленная второй дочерью Николая II, Татьяной. Приведем ряд типичных распутинских пассажей:"Любовь есть свет и ей нет конца. Любовь - большое страдание. Она не может кушать, не может спать. Она смешана с грехом пополам. Все-таки лучше любить. В любви человек ошибается, но зато страдает и страданием искупает свои ошибки. Если любить сильно - любимые счастливы. Им сама природа и Бог дают счастье. Надо Бога просить, чтобы Бог научил любить светлое, ясное, чтобы не мученье была любовь, а радость. Любовь чистая, любовь ясная - есть солнце. Солнце греет, а любовь ласкает. Все в любви, любовь и пуля не возьмет".

Однако одной только любви для праведной жизни, как оннаставлял, было недостаточно. Только тот найдет истинную дорогу к Богу, кто преодолеет свою гордыню, отрешится от земной суеты и слабостей, научится спокойно воспринимать все те испытания, которые ему ниспошлются свыше для проверки крепости его веры. Ведя постоянно разговоры о любви и смирении, он очень легко относился к греху и, отступая от принципов христианской добродетели, считал, что исповедальным раскаянием можно легко заслужить прощение.

Основную часть распутинцев составляли женщины,о которых Бог весть что говорили! Приняв безоговорочно все слухи о любвеобильности Григория Распутина за правду, общественное мнение было почти единодушно: в его квартире на Гороховой собирались ненормальные, сексуально неудовлетворенные и психически неуравновешенные женщины, предававшиеся там невероятному, "просто разнузданному разврату". Говорили, что он гипнотизировал сознание разговорами о любви, затем овладевал своей очередной жертвой, которая уже не могла освободиться от его чар и оставалась преданной ему до конца. Так, или примерно так, рассуждали многие, от кухарок в богатых домах до собеседников в профессорских кабинетах.

Вообще разговоров об эротических наклонностях и сексуальном магнетизме Распутина всегда было очень много. Можно лишь предполагать, что у Григория имелись связи с женщинами. Однако, по вполне понятным причинам, утверждать здесь что-нибудь наверняка невозможно. Значительно важнее все-таки другое, о чем почти не говорят. Во всяком случае, и с Царицей, и с ее ближайшей подругой А.А.Вырубовой никаких интимных отношений не существовало, а ведь именно они были главной опорой старца, придававшей Распутину характер общественного явления. Его верная последовательница Анна Вырубова вообще выполняла роль строгой "дуэньи". Будучи человеком пуританских нравов, она недопускала в своем присутствии (виделись они в последние годы очень часто) никаких вольностей и никаких алкогольных возлияний. Если воспринимать Распутина во времени, через призму заката царской империи, то сколько-нибудь значительным сексуальный мотив во всей этой теме никак нельзя назвать. 29 июня 1914 г. в селе Покровском на Распутина было совершено покушение. По описанию товарища министра иностранных дел В.Ф.Джунковского, "Распутин вышел из дому, направляясь в сопровождении сына в почтово-телеграфную контору. В это время какая-то женщина подошла к нему и попросила у него милостыню. Не успел Распутин ответить, как она, выхватив из под платка большой тесак, ударила им его в живот, отчего Распутин упал, обливаясь кровью". Злоумышленницей оказалась крестьянка Сызранского уезда Симбирской губернии Хиония Гусева, ранее его почитательница. Нападение на "старца" приобрело характер сенсации. Сообщения о происшествии публиковались под броскими заголовками на страницах всех крупных газет, где регулярно сообщалось и о состоянии здоровья этой одиозной личности. Рана была серьезной, и первые день-два даже распространялись сведения о его смерти. Многие ликовали. Другие же, но таких были единицы, горевали и переживали. Потрясение испытала царская семья и особенно императрица, пославшая семье "дорогого друга" и ему самому несколько телеграмм. "Глубоко возмущены. Скорбим с Вами. Молимся всем сердцем. Александра" (30 июня); "Мысли молитвы окружают. Скорбим неописуемо, надеемся на милосердие Божие. Александра" (2 июля).

Рана Распутина была давольно серьезна, и он несколько дней находился между жизнью и смертью, но, как позже рассказывал императрице, сотворил молитву, Бог услышал его и спас для благополучия ее. Покушение изменило общественный статус крестьянина Тобольской губернии. По высочайшему распоряжению,его еще в 1912 г. начали охранять, но позже полицейская опека была снята. Теперь же она возобновилась. Уже 30 июня 1914 г. Николай II послал министру внутренних дел Н.А.Маклакову телеграмму:"В селе Покровском Тобольской губернии совершено покушение на весьма чтимого нами старца Григория Ефимовича Распутина, причем он ранен в живот женщиной. Опасаясь, что он является целью злостных намерений скверной кучки людей, поручаю Вам иметь по этому делу неослабное наблюдение, а его охранять от повторения подобных покушений". Отныне утешитель царской семьи стал находиться под постоянным полицейским контролем, что впрочем его не спасло.

Вернулся Распутин в столицу уже после начала мировой войны, в конце августа 1914 г., и сразу же встретился с венценосцами. 22 августа Царь записал:"После обеда видели Григория, в первый раз после его ранения". В последующие месяцы он стал в полной мере наставником-повелителем императрицы и действительно, если перефразировать слова Ф.М.Достоевского, полностью взял "ее волю в свою волю".

С началом войны "интенсивность общений" между императорской четой и Распутиным заметно возрастает. Потребность в успокоительных беседах у Царя и Царицы усиливается. Вот 17 октября 1914 г. - день грусти и возмущения. Николай II получил известие о вероломном нападении накануне турок и немцев на русский флот в портах Крыма. Вечером занес в свой дневник:"Находился в бешеном настроении на немцев и турок из-за подлого их поведения на Черном море! Только вечером, под влиянием успокаивающей беседы Григория, душа пришла в равновесие". Распутинские беседы были сеансом душевного снадобья. Для Николая Александровича и Александры Федоровны встречи с ним превращаются в потребность. Они приносят искреннюю радость. Духовная беседа - важная, но только часть жизни монарха (кстати, этот вид досуга был широкораспространен вообще во многих русских благочестивых семьях). Они разговаривали, затем молились перед сном, а утром жизнь Царя шла своим чередом. Утренняя краткая молитва и бесконечные встречи, приемы, поездки, доклады, бумаги. Из того, что Николай с семьей любили беседы о добре и зле, о любви и смирении, о смысле жизни, никоим образом нельзя делать вывод о том, что любил слушать из уст Григория разговоры и на государственно-политические темы.

Воздействие Распутина на Царицу было значительно сильней. Она безоглядно верила, что благополучие ее семьи зависит от его молитв. Этот необычайный человек так искренно предан! Ведь он спасал несколько раз Бэби от неминуемой смерти, а кто еще способен на такое? Его же молитвы оберегают ненаглядного Ники! Кроме того, он сам "от земли", знает нужды народа, а царям следует поступать так, чтобы простым людям стало легче жить. Мнением же света вообще можно пренебречь: они лезут в дела управления, а сами ничего не понимают. Как хорошо Григорий говорил об аристократах, что их воспитание очень ограничивает в жизни, исключает природную естественность! "Большая половина сего воспитания,- размышлял Распутин,- приводит в истуканство, отнимает простоту. А почему? Потому, во-первых, не велят с простым человеком разговаривать. А что такое простой человек? Потому, что он не умеет заграничные фразы говорить, а говорит просто и сам в простоте живет и она его кормит и его дух воспитывает и мудрость".

Времяпрепровождение "отца Григория" совсем не походило на традиционный уклад бытия русских странников и старцев, проводивших свои дни в тихой молитве и смирении. В распутинской жизни было слишком много разнузданности, походившей на разгул и кураж обезумевшего от своего значения, власти и возможностей раба, волею случая вознесшегося вдруг наверх и спешившего насладиться несказанной удачей.

О его повседневной жизни знали очень многие. Он был центром, вокруг которого ежедневно вращались десятки людей: просители,посетители, соседи, чины полиции, просто любопытствующие. От видевших и знавших, как круги на воде, расходились в публику факты, фактики и утверждения, в бесконечных пересказах свободно перелагавшиеся, обраставшие множеством деталей и событий, часто уже не имевших места в действительности. Конечно, сама по себе открытая полицейская охрана служила наглядным подтверждением наличия влиятельнейших покровителей у человека, внешний облик, манеры и образ жизни которого вызывали в различных кругах общества неприятие и возмущение. Даже члены императорской фамилии так не охранялись! А какой-то мужик удостоился такого внимания! Как он, значит, дорог Царю и Царице! В этом же нет никакого сомнения, так как "Гришка Окаянный" постоянно бывает в Царском, где, как об этом уверенно твердила стоустая молва, его встречали всегда с распростертыми объятьями.

Царская семья,по мнению убежденных монархистов, общалась с недостойным человеком и эта связь, как и скандальный характер жизни "царева друга", умоляли ореол "божественной непогрешимости" всегда окружавшей царей. Попытки "раскрыть глаза государю" и объяснить опасность сложившейся ситуации предпринимались еще до войны. Стараясь собрать как можно больше порочащих Распутина доказательств, его противники коллекционировали все, что о нем говорилось, не заботясь о степени достоверности подобных утверждений. Когда же этот "черный набор" представлялся Царю, то часто выяснялась неубедительность расхожих аргументов. В подобной ситуации оказался и бывший распутинский сторонник великий князь Николай Николаевич, когда представил скандальную сводку филерских наблюдений за Распутиным, где подробно перечислялись пьянки, встречи с проститутками и другие, не имевшие ничего общего с благочестием, деяния "старца". Император усомнился в подлинности этих сведений, так как быстро установил, что в один из вечеров, когда Распутин якобы разгульно пировал в ресторане, он находился допоздна в Царском Селе, беседуя с ним и императрицей. Николай II был педантом. Небрежность и неаккуратность в любом деле его всегда раздражали, вызывали неудовольствие. Он не любил сплетни и всегда верил только надежным свидетельствам или своему сердцу. Неубедительность антираспутинского материала формировала у Царя стойкую реакцию неприятия разоблачительных выступлений вообще.

Николай Александрович, искренне любя свою жену, питая уважение к "дорогому Григорию", все-таки был далек от того, чтобы безоглядно доверяться в государственных делах его советам и видениям. Так, например, рассказав императрице о своих планах относительно Думы и перестановки кабинета, он заметил:"Только, прошу, не вмешивай Нашего Друга. Ответственность несу я и поэтому я желаю быть свободным в своем выборе". Это право оставалось за императором. Беспокойство охватывало императорскую фамилию. Царь всегда в России был выше суждений толпы; она не смела раньше никогда публично обсуждать его действия, а уж тем более касаться семейной жизни императора. И уж коль до этого дошло, то значит дело плохо. Если бы об этом говорили только в салонах, было бы еще полбеды, но ведь это стало темой разговоров у простолюдинов и в армии, и в тылу. Престиж власти и сила власти — вещи неразрывные. Как этого не понимает Ники! Может быть правду говорят, что он загипнотизирован этим Распутиным? Вопросы возникали, но ответов не было. Непонятное, как казалось,поведение Царя не могли объяснить даже многие его родственники.

Однако сидеть и ждать бездеятельно развязки многие не хотели. Монархия и монарх в опасности, нужно что-то делать. Этот истерический рефрен "что-то нужно делать" на все лады повторяли особенно в аристократическом кругу, среди тех, кто своей судьбой, своим происхождением и своим положением был неразрывно связан с династией. Планов "по спасению государя" возникало немало. Центральным пунктом всех этих мечтаний была ликвидация влияния Распутина. Однако по старой русской традиции планы возникали так же быстро как и умирали. Лишь одному из них суждено было реализоваться. Его возникновение и осуществление связано с именем князя Феликса Феликсовича Юсупова графа Сумарокова-Эльстона. Это был носитель одной из родовитейших фамилий, эстет, меломан, англоман, принадлежавший к самым элитарным слоям аристократии. Феликс родился в 1887 г. и получил прекрасное образование: окончил классическую гимназию, а затем - Оксфордский университет. В течении довольно длительного времени он добивался руки великой княжны Ирины Александровны - дочери сестры Царя, великой княгини Ксении Александровны и великого князя Александра Михайловича, родившейся в 1895 г. Она была любимой племянницей Николая, любимой внучкой вдовствующей императрицы Марии Федоровны, и их крестницей.

План убийства сложился у Юсупова в ноябре 1916 г. К его осуществлению он привлек любимца Николая II, его двоюродного брата великого князя Дмитрия Павловича, живо поддержавшего намерение своего друга. Первоначально Феликс не хотел сам "пачкать руки убийством"; он собирался подыскать подходящего человека, согласившегося бы за деньги осуществить ликвидацию. По мнению аристократа, такого рода исполнителей можно было найти, конечно же в революционной среде. За посредничеством он обратился в начале ноября к видному либералу и известному адвокатуВ.А.Маклакову. Последний нашел такую просьбу бестактной, но счел необходимым политически просветить Юсупова. "Вы воображаете, что Распутина будут убивать революционеры? - удивленно спросил он у собеседника, и продолжал,- Да разве они не понимают, что Распутин их лучший союзник? Никто не причинил монархии столько вреда, сколько Распутин; они ни за что не станут его убивать".

Феликс был обескуражен. После некоторых колебаний он решил сам убрать "этого негодяя". План был обговорен с великим князем Дмитрием, В.А.Маклаковыми и с еще одним известным общественным деятелем, членом Государственной Думы от Бессарабской губернии, видной фигурой правых политических кругов В.М.Пуришкевичем. Датой проведения "акции" стала ночь с16 на17 декабря. Юсупов должен был привести Распутина в свое "родовое гнездо" на набережную Мойки, якобы для знакомства его со своей женой, которой вообще не было в Петрограде, и здесь "ненавистного мужика" намеревались отравить. Первоначальный сценарий пришлось по ходу дела "корректировать", но убийство все-таки состоялось.

Труп Распутина был отвезен на автомобиле великого князя далеко от юсуповского палаццо и брошен под лед. Участники условились категорически отрицать все возможные обвинения. Однако эти ухищрения были напрасны. Уже 17 декабря Царица писала мужу:"Мы сидим все вместе - ты можешь представить наши чувства - наш Друг исчез. Вчера А.(Вырубова-А.Б.) видела его и он ей сказал, что Феликс просит его приехать к нему ночью, что за Ним заедет автомобиль, что б Он мог повидать Ирину... Я не могу и не хочу верить, чтоб Его убили. Да сжалится над ним Бог!". Несмотря на потрясение Царица на людях себя вела очень сдержанно. Посетивший ее с докладом министр внутренних дел А.Д.Протопопов вспоминал:"Она была печальна, но спокойна, выражала надежду, что молитвы мученически погибшего Григория Ефимовича спасут их семью от опасности переживаемого тяжелого времени". По настоянию императрицы было принято решение хоронить Распутина в Царском Селе, хотя некоторые придворные считали, что это недопустимо, что не следует провоцировать общественный скандал и лучше отправить гроб на его родину, в село Покровское. После извлечения из воды тело было тайно переправлено в Чесменскую богадельню, находившуюся за Петроградом, по царскосельской дороге. Погребение решено было осуществить в пустынном месте Царского Села, на территории строившегося Вырубовой Серафимовского лазарета, под алтарем будущего храма. Тайная церемония состоялась 21 декабря. В дневнике Николая II записано:"В 9 час. поехали всею семьею мимо здания фотографии и направо к полю, где присутствовали при грустной картине: гроб с телом незабвенного Григория, убитого в ночь на 17 дек. извергами в доме Ф.Юсупова, стоял уже опущенным в могилу. О. (отец - А.Б.) Ал.Васильев отслужил литию, после чего мы вернулись домой. Погода была серая при 12 мороза".

Так закончил земной путь этот загадочный человек, ставший радостью и проклятьем последних венценосцев, насильственной смертью озаривший их царствование светом страшной обреченности. Его убийство ничего не решало; ход событий был неумолим. Отрезок от гибели Распутина до отречения Николая II от престола - эти 74 последних дня, время приближения развязки. Ее все чувствовали, но предотвратить грядущую катастрофу уже никто был не в силах. Монархам оставалось только молиться и ждать милости Господа.

Тело Распутина недолго пребывало на месте своего захоронения. 22 марта 1917 г. группа революционных солдат извлекла гроб из могилы и сожгла останки, а прах был развеян.

Александр Боханов

Книги Александра Боханова о Григории Распутине:

 Николай II (серия ЖЗЛ)
 Николай II
 Последний Царь (серия Царский Дом)
 Император Николай II
Николай II

Книга, которая включена в перечень «100 книг», рекомендуемый школьникам к самостоятельному прочтению.

Александр III

"...Эта книга о русском человеке, его мыслях, чувствах, представлениях. Он любил Родину, как свою мать, искренней сыновней любовью всю жизнь. Он всю свою жизнь служил этой Родине. В этом смысле эта книга очень познавательна" - Александр Боханов (ИАС Русская народная линия, 22 января 2013 года).